ПО ЗАВЕТАМ ТРАМПА. КАК АМЕРИКАНСКИЕ ПОШЛИНЫ МОГУТ ЗАДУШИТЬ УКРАИНСКИХ МЕТАЛЛУРГОВ

Пока Украина мечтает о ЗСТ с США, президент Дональд Трамп решил защитить американскую металлургию от конкурентов

Фото: Shutterstock

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин на встрече со своим финским коллегой Тимо Сойни заявил, что Украина намерена инициировать переговоры с Соединенными Штатами Америки относительно создания зоны свободной торговли между нашей страной и США.

Перечень потенциальных точек соприкосновения был явно не нов. В этом плане наш министр не отошел от цитирования общих мест выступлений других высших чиновников — все те же высокие технологии и инвестиции, хотя Климкину не мешало бы ознакомиться с полезной цифирью, а именно: сколько ресурсов из государственного бюджета выделяется на научные исследования, прежде чем предлагать американцам сотрудничать в этой области. Может быть, в таком случае он не был бы столь оптимистичен в плане реализации совместных с США проектов hi-tech. Чтобы предлагать солидным зарубежным партнерам сотрудничество в сфере наукоемких технологий, необходимо поддерживать инвестиции в инновации хотя бы на уровне центральноевропейских стран, то есть 1,5–2% ВВП. А с нашей нынешней “наукоемкой” динамикой внутреннего инвестирования мы в скором времени сможем предложить трансатлантическим партнерам лишь сотрудничество в сфере “хай-так”.

Именно поэтому все зоны свободной торговли, к которым уже успела присоединиться наша страна, вначале подаются под вывеской технологического прорыва, а заканчиваются увеличением показателей экспорта меда.

Еще большее удивление вызывает тот факт, что столь глобальные планы были озвучены на встрече с финским, а не американским коллегой. Финны-то тут при чем? Им явно не до наших панамериканских векторов. Тем не менее новое направление внешней торговой политики озвучено и его нужно проанализировать.

Действительно, почему с Канадой смогли, а с США — нет? Насчет Канады, конечно, хотелось бы узнать более подробно у нашего уполномоченного представителя по внешней торговле – что дала Украине по итогам прошлого года ЗСТ с этой страной . Хотя ответ и так очевиден: $50 млн нашего экспорта в Страну кленового листа против $300 млн канадского импорта в Украину. И это по итогам первого года действия соглашения. Дальше будет…

Не получится ли нечто подобное и в случае с США? Хотя, прежде чем анализировать вероятность очередного торгового фиаско, следует отметить, что создание зоны свободной торговли с этой страной — высших пилотаж государственного менеджмента. Учитывая новую парадигму промышленной политики, реализуемую администрацией Трампа, уровень заградительных таможенных мер и налогового протекционизма в этой крупнейшей экономике мира будет лишь возрастать. А следовательно, кастинг на новых жен в “торговом гареме” будет почище, чем в серале Блистательной Порты. Китайцы, как ни прихорашивались, не подошли.

Даже скрытые капканы в виде Транстихоокеанского партнерства (ТТП) американцы научились распознавать и искусно обходить.

А совсем недавно президент США и вовсе нанес “ответный удар” по “звездолетам федерации”: Америка ввела дополнительные таможенные пошлины на импорт стали и алюминия в размере 25 и 10% соответственно. Причем столь мощное оружие было применено “вероломно, без объявления войны”, то есть без предварительных консультаций и учета мнения основных торговых партнеров. Само мероприятие по введению пошлин было обставлено в лучших традициях социалистического реализма: президент, проникновенный спич, размашистая подпись под указом и люди с касками на заднем фоне. Интересно, насколько увеличился бы рейтинг у наших политиков в случае введения пошлин, например, против турецкого легпрома на фоне плотных рядов украинских ткачих и швей?

Примечательно, что пошлина была введена в соответствии с разделом 232 закона о национальной безопасности (National security act), согласно которому президент может вводить пошлины без согласования с международными организациями торговли в случае, если того требуют интересы национальной безопасности. В настоящее время США активно инвестируют в оборонпром и возрождают национальное машиностроение. А для этого нужно будет много металла, и американцы не хотят отдавать большой кусок пирога другим странам: в их планах увеличить удельный вес использования собственного металла до 80% от общих потребностей (в настоящее время этот показатель составляет около 70%). То есть необходимо сокращать импорт.

На данный момент США рассматривают лишь несколько исключений при введении указанных выше дискриминационных норм: Мексика, Канада и Австралия. ЕС, в свою очередь, уже заявил, что введет ответные меры, например, против американских джинсов (турецкий легпром аж прищелкнул языком). Трамп пообещал европейцам дать слабину, если Европа снизит пошлины на продукцию американского автопрома. Что касается Китая, то по нему данные меры ударят лишь по касательной. Больше всего пострадают экспортеры РФ и Украины. Первые — в результате потери части рынка алюминия, ну а мы — по экспорту черных металлов. Причем удар по Украине в 2,5 раза больнее, если исходить из соотношения размера пошлин. Что ж, американцы хотят делать автомобили из американской стали и самолеты из своего же алюминия.

Первый вице-премьер Украины Степан Кубив уже провел совещание с нашим торговым уполномоченным по данной негативной повестке внешней торговли.

На совещании было высказано предположение, что США помилует нас, поскольку мы для них стратегический партнер. Особенно учитывая “взаимовыгодное сотрудничество в торговой, оборонной и инвестиционной сферах”. Что касается первого и третьего, можно поспорить. США не являются крупнейшим инвестором Украины, хотя их можно отнести к таковым кредиторам. Но это не одно и то же. Что же касается взаимной торговли, то она пока не совсем взаимовыгодна.

По итогам 2017 г. экспорт Украины в США составил $0,83 млрд, а импорт из США к нам — $2,52 млрд, то есть отрицательное торговое сальдо достигло $1,7 млрд, а перекос во взаимном торговом обороте более чем в три раза в пользу американцев. Учитывая закупки угля и локомотивов, с одной стороны, и торговые пошлины на металл — с другой, отрицательный торговый баланс для нас будет лишь увеличиваться. Американцы, похоже, не просто хотят делать для нас локомотивы, они еще при этом желают использовать исключительно свою сталь.

Если же проанализировать ТОП-5 позиций экспорта Украины в США в прошлом году, то из $0,83 млрд почти $0,61 млрд составили черные металлы и изделия из них. Все остальное — так, мелочевка: мед, масла, яйца, руда.

Со стороны США структура более интересная: их импорт был представлен топливом ($684 млн), транспортными средствами ($511 млн), всевозможным промышленным оборудованием ($492 млн),  полимерами и химией ($154 млн) и фармацевтикой ($100 млн).

Следовательно, в случае если Украину не внесут в список счастливчиков (которыми могут оказаться Мексика, Канада и Австралия), то потери нашего экспорта могут составить до $400 млн в год. Под санкции не попадет экспорт в США украинского чугуна, зато практически приостановятся поставки стального проката и готовой продукции из стали — трубы и колесные пары для железнодорожного транспорта. Особенно может пострадать трубный бизнес — рынок США занимает более 16% нашего экспорта (корпорация “Интерпайп”).

Таким образом, потери в общем объеме экспорта будут не очень заметны, а вот точечные удары окажутся весьма ощутимы, ведь могут пострадать отдельные производители готовой продукции из стали, то есть товары с относительно высоким уровнем добавленной стоимости.

В то же время торговый дисбаланс, который наметился во взаимоотношениях наших стран, как это ни парадоксально, не является основанием для того, чтобы отказаться от идеи ЗСТ с США. Внутренний рынок Штатов сопоставим с рынком ЕС, но условия входа в него значительно удобнее по причине большей унификации базовых процедур (сказывается административная рыхлость Евросоюза). Кроме того, средний уровень ВВП в пересчета на душу населения в США выше, чем в среднем по ЕС, а значит, и возможности данного рынка в плане будущих перспектив предпочтительнее.

США — это именно та экономика, которая может помочь стране — торговому партнеру поймать потокообразующий эффект. Это когда после снятия таможенных барьеров страны-участники обнаруживают, что поставки определенных видов товаров в рамках единого торгового пространства более выгодны, чем аналогичные операции со странами, не входящими в торговый союз. Для Украины потокообразующий эффект может возникнуть в сфере производства широкой линейки потребительских товаров. Подобную “волну” в свое время, даже без создания ЗСТ, на рынке США поймал Китай.

За период 1991–2013 гг., когда торговое взаимодействие двух стран было в разгаре, ВВП Китая увеличился более чем в 22 раза: с $409 млрд до почти  $10 трлн, при этом темпы роста составили в средней более 10% в год. Ключевую роль в этой позитивной динамике сыграл и рынок США, который массово поглощал китайские товары.

Также необходимо учитывать, что единственный торговый союз, “признанный” в США, — это Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА), которое является логическим завершением Канадско-американского соглашения о свободной торговле. В это образование вошли США, Канада и Мексика. В то же время Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП) между США и ЕС так и не вступило в действие и вряд ли будет реанимировано в ближайшие годы, хотя предварительные расчеты европейских аналитиков показывали, что имплементация соглашения приведет к увеличению годового располагаемого дохода средней американской и европейской семьи на 500–600 евро. Не говоря уже о том, что США покинуло “детище Обамы” — Транстихоокеанское партнерство. В свое время данному торговому союзу было выдано немало вистов, но своим первым указом Трамп принял решение о выходе Штатов из него.

Столь сильное раздражение американцев было вызвано тем, что Китай использовал страны-участницы ТТП, такие как Малайзия и Вьетнам, для создания скрытых плацдармов для опосредованной торговой экспансии на рынок США.

Именно поэтому ключ к успеху необходимо искать в долговечности функционирования НАФТА, ведь в отличие от ТТИП, Трамп инициировал лишь пересмотр условий соглашения, но не рискнул выйти из него в одностороннем порядке.

Начало канадско-американского торгового взаимодействия было положено в 1947 г. в соответствии с так называемым “планом Эббота”. Уже тогда американцы решили подхватить канадских партнеров, которые выпали из гнезда британской империи. Для этого необходимо было расширить присутствие корпораций США на местном рынке, чему и послужило стимулирование инвестиций из Штатов в канадскую экономику по “плану Эббота”. В дальнейшем эта инвестиционная экспансия американского капитала привела к тому, что существенно усилилась кооперация между канадскими и американскими производителями особенно в секторе автомобилестроения и оборонной промышленности. Результатом этой кооперации и стало упомянутое выше торговое соглашение. Мексика стала третьим участником этого союза по тем же причинам: США стремились к усилению роли американского капитала на местном рынке и производственной кооперации, но только в другом направлении — в сфере энергетики.

Уже по столь краткому синопсису можно определить ключевое отличие торговых соглашений от ЕС и от США. В первом случае интеграционные идеи движутся, так сказать, сверху вниз, то есть вначале вызревают в правительственных кабинетах, а уже затем апробируются на бизнесе, причем их экономико-математическая модель опирается лишь на прогнозы и допущения. В случае со Штатами вызревание зародыша будущего торгового союза происходит на микроуровне, в среде корпораций, а уже затем ретранслируется наверх, в систему государственного управления.

Кроме того, заключение торговых соглашений в США отличается от европейских аналогов отсутствием даже минимума дополнительных опций, которые применяются в ЕС, как то: безвизовый режим, финансовая помощь, социальное развитие, трудовая миграция и т. д. То есть в понимании американцев ЗСТ — это просто бизнес и не более того.

Простыми словами, зоны свободной торговли в США вырастают на благоприятной почве частных корпоративных инвестиций, удобряются выгодной производственной кооперацией и расцветают под навесом системы защиты интеллектуальной собственности. И никакого безвиза и трудовой миграции. Взамен американцы могут предложить свой рынок и потоковый эффект, если торговый партнер сумеет поймать волну. Помогать ему никто не будет, и неудачливый “серфер” может банально утонуть.

Именно поэтому чертежи будущей ЗСТ следует обсуждать не с послом, и даже не с финским, а в Американской торговой палате. Попутно защищая титулы собственности американских инвесторов и неукоснительно соблюдая авторские права.

По материалам: http://www.dsnews.ua/economics/po-zavetam-trampa-kak-amerikanskie-poshliny-mogut-zadushit-14032018220000

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *